Когда тебе сорок семь, не стоит ждать подарков от судьбы. Чудес не бывает, алые паруса давно скрылись за горизонтом.
Сколько лиц у любви? Одно на всех, расплывчатое, изменчивое, как вращение стеклышек в детском калейдоскопе или все же бесконечное множество разных, в сухом остатке равняющееся числу населяющих планету? Пусть математики ищут ответ, если им приспичит. Обычным людям, вроде меня с вычислениями не справиться. Мне бы сейчас свои проблемы построить, пронумеровать и по файл-папкам разложить. Делопроизводство с его отлаженной конвейерной системой, ставшее сначала профессией, а затем и стилем жизни дало сбой. И не один. Цепочка ошибок, пропущенная нумерация, неотвеченный вызов, слепой документ. Слепой настолько, словно из темноты на солнце выйти. И стоять, хлопая незрячими глазами, осторожно смахивая слезы – никак нельзя попортить макияж, нужно немедля генеральному нести на подпись пухлую кожаную «Входящие», вон, уже орет из селектора визгливым тенором. А я шагу сделать не могу, и где проклятая папка начисто забыла. Из огромного окна в приемную последним потопом валится июньское солнце, танцует рок-н-ролл между канцелярскими цветными скрепками и строгими ярлыками на папках классификатора. Хаос, катастрофа и белый флаг.