Наверняка многие в юности читали бессмертный роман Дюма "Три мушкетёра" и с замиранием сердца следили за увлекательным сюжетом. А вот многие ли помнят имя короля, в правление которого происходили описываемые события? 
Его образ как-то теряется на фоне других, более ярких персонажей романа. Так и в реальности. Личность Людовика XIII кажется бледной и незначительной рядом с такими историческими монстрами, как Ришелье, Генрих IV или Людовик XIV.
Но в истории нет лишних людей, и Людовик XIII вовсе не случайный, проходной правитель на французском престоле. Без него не было бы последующей блистательной эпохи Короля-Солнце. Правда о политике говорить не хочется. Цель этой статьи - помочь читателям поближе познакомиться с личностью известного всем, но малознакомого и загадочного короля Людовика XIII. 
Генрих III Валуа - гей на троне?
 
В истории Есть фигуры, об ориентации которых спорят до сих пор. Таков французский король Генрих III Валуа, правивший Францией во второй половине 16-ого века. Его экстравагантность в одежде и поведении, явная склонность к исключительно мужскому обществу породили слухи и сплетни, в которых порой нелегко разобраться.
Натан Леопольд и Ричард Лоуб: жестокий романсВ 1924 г. 19-летний Натан Леопольд и 18-летний Ричард Лоуб, блестящие студенты университета Чикаго и выходцы из богатых еврейских семей, похитили и убили 14-летнего мальчика. Когда Ричарду Лоубу на допросе задали вопрос, почему они совершили это преступление, он ответил просто: «Для того чтобы получить острые ощущения». Это бессмысленное и жестокое преступление шокировало Америку, став главной сенсацией 1924 г. Убийцы моментально превратились в звезд, каждый шаг которых фиксировался прессой. Суд над ними стал "процессом века", а речь их адвоката Клэренса Дэрроу вошла в историю как одно из наиболее блистательных выступлений против смертной казни, когда-либо прозвучавших в зале суда. Юные убийцы навсегда вошли в историю как циничные подростки из богатых семей, совершившие убийство только ради того, чтобы избавиться от скуки. В реальности мотивы убийц и динамика взаимоотношений между ними были гораздо сложнее. В ходе следствия выяснилось, что убийц связывали гомосексуальные отношения. Кем они были на самом деле, эти молодые люди, чудом избежавшие виселицы в возрасте менее двадцати лет?

 
 
7 июля 1307 года во время своего очередного военного похода в Шотландию умер «железный» и несгибаемый Эдуард I, английский король из династии Плантагенетов. Ему наследовал его сын Эдуард II. 20-летнее царствование этого короля было отмечено усилением баронской оппозиции, ослаблением королевской власти и окончательно оформившейся независимостью Шотландии. А сам монарх стал жертвой заговора, во главе которого встала его собственная супруга, и принял мученическую смерть.
45 лет со дня Стоунволлского бунта

Геи, лесбиянки, бисексуалы и транссексуалы. Их правовые раны зияют кровью по вине общества, отрицающего их право на существование. Почему же в одних странах отношения между людьми одного пола являются приемлемыми и допустимыми, а в других – незаконными? Может быть причина в том, что искоренение дискриминации требует больше, чем изменения в законах и политике, - изменения в умах?
Событию, ставшему поворотной точкой в 145-летней истории всех движений за права геев, - Стоунволлскому бунту - посвящает свою статью Соня Саммервил. 

Это необычное произведение — своего рода эстетическая и литературная игра, интригующая читателя неожиданными ассоциациями, сюжетными поворотами и открытиями. Книгу можно рассматривать и как оригинальный путеводитель, и как своеобразное дополнение к мифологии Петербурга. Перед читателем в неожиданном ракурсе предстают не только известные, но и незаслуженно забытые деятели отечественной истории и культуры. 
Попробуйте нарисовать продолговатый изгиб Финского залива, на самом кончике которого, там, где в него впадает Нева, разместился Санкт-Петербург. Что-то напоминает эта фигура, не правда ли? Вызывает смутные ассоциации с тем, что встречалось любознательному читателю на заборах, на стенках общественных туалетов. Есть в этом некий рок, предопределенность. «Голубизна» присуща этому городу изначально.
 
В последнее время, в связи с усиливающейся гомофобией российских властей и ростом дискриминационных законов, отечественные гомосексуалы бросают всё более сиротливые взгляды в сторону Запада. Кто-то уже настроился уезжать и "пакует чемоданы", кто-то не определился и ждёт, что решение само придёт в результате дальнейшего развития ситуации, кто-то же считает, что беспокоиться не о чем вовсе. Однако, так или иначе, все сходятся на том, что Запад - в частности, страны Европы, - на данный день добился неизмеримо большего пространства для реализации прав и свобод гомосексуалов, нежели "Русь-матушка" с её «советскими» настроениями, сросшимися в паразитическом объятии властью и православной церковью и прочими отечественными «ужасами на ночь для либерала».
Мы рассмотрим историю гей-движения в довоенной Германии, узнаем, как общество тех лет воспринимало гомосексуальность, и побываем в Берлине, славящемся своей толерантностью...
Секс по-мужскиНесмотря на неоднозначное отношение к гомосексуальности, однополая любовь между мужчинами существовала во все времена и во всех человеческих обществах. В то время как прародители европейской культуры – древние греки и римляне - не видели в этом ничего зазорного, их восточные «современники» приходили от подобного в ужас. Можно и не заикаться об отношении средневекового духовенства к сексу между мужчинами, когда все сексуальное априори было чем-то сатанинским. Несмотря на большое количество исторических свидетельств того, что «голубые» забавы нет-нет да приходились кому-то по вкусу, Церковь недвусмысленно заявляла: «Не ложись с мужчиной, как с женщиной: это мерзость» (Евангелие от Левита 18:21- 23). На фоне приведенных примеров существовали альтернативные взгляды на феномен гомосексуальности. Например, некоторые культуры допускали однополые связи между подростками, но это не распространялось на мужчин зрелого возраста. Такая практика известна у африканских народностей кавирондо, дагомейцев, нгонде и других.

Русская культура шла по пути создания высокой эротики. Но ростки эротического искусства были удалены революцией 1917 года.

Эротика, образный строй, в котором воспринимается и символизируется и которым формируется и структурируется сексуальность, - важнейший элемент сексуальной культуры любого народа. Даже самый примитивный физиологический народный натурализм в действительности содержит достаточно сложную символическую картину мира, человеческого тела, репродукции и наслаждения. В развитых культурах этот наивный и грубый натурализм постепенно достраивается, совершенствуется, отливается в изящные, эстетически и этически отточенные формы и образы, которые затем становятся критериями и эталонами индивидуального восприятия, самооценки и, в какой-то степени, поведения.

 

После того как сексуальность, отчасти благодаря эпидемии СПИДа, стала респектабельным предметом научных исследований и философского дискурса, в котором участвуют не только сексологи и психоаналитики, но и видные философы (Мишель Фуко, Джудит Батлер) и социологи-теоретики (Антони Гидденс), теоретический уровень этого дискурса заметно повысился. Проведенные в 1990-х годах в ряде стран (США, Великобритания, Франция, Финляндия, Швеция) репрезентативные национальные сексологические опросы, дополняемые множеством локальных исследований, позволяют судить о направлении и характере соответствующих социальных изменений не спекулятивно, а вполне предметно. Некоторые "сексуальные" сюжеты, например, отношение к гомосексуальности, даже используются политологами (Роналд Ингелхарт) в качестве индикаторов общей динамики социальной терпимости и культурного плюрализма.