Марихуанская впадина
Марианская впадина – самое глубокое место на земле, а Марихуанская впадина – место, где можно чувствовать себя центром мира. По крайней мере, своего собственного. Кто-то там счастливо пропадает, кто-то там спокойно живёт, кому-то не хочется туда возвращаться, а для кого-то это настоящий магнит. Но низменным остаётся одно: ваша жизнь больше никогда не будет прежней - поменяетесь либо вы сами, либо ваше отношение к людям. А возможно, что и всё ваше будущее.
Именно туда и направлялся маленький фургончик, легендарный Т1, шестьдесят четвёртого года выпуска, который имел симпатичные ржавые бока зелёного цвета и относительно белую крышу. Человек сидящий за рулём сбегал от того, что тяготило его в городе, что грузом нависло на шее и никак не хотело убираться к чёрту.

Саша+Дима

Случайность сводит Диму – гея, давно принявшего себя, и Сашу – женатого парня, никогда не интересовавшегося мужчинами. Они очень не похожи, даже внешне, и хотя оба испытывают сильную тягу друг к другу, но понимание, что это Любовь, приходит к ним далеко не сразу. Мастерски написанная история, которая мало кого оставит равнодушным.

Толян

 

Тайные желания и подсознательные стремления дремлют во многих. Одни их не понимают, другие не хотят в них признаваться даже самим себе, третьи идут им навстречу. Незатейливая, но полная психологизма история одного "неудавшегося" соблазнения - случая, когда наработанные схемы оказываются лишними и заставляют испытать стыд.


 

Главные герои этого текста - геи. Но текст не про них.

 А живёт Яшка на Молдаванке, в старом доме царской постройки, еще крепком на вид. Во дворе висит бельё, играют дети, а около Яшкиной парадной стоит на приколе чей-то старый москвич в ржавых пятнах, с разъехавшимися на волокна шинами.
Яшка - мой друг. Когда-то, на исходе советского союза, я был врачом у них в летнем стройотряде. Ну, фельдшером, после третьего курса. Мне выдали под расписку мешок медикаментов, там был спирт, который мы выпили, не разбавляя, в первый же вечер с командиром отряда, уже тогда алкоголиком. Мы пили всем отрядом почти каждый день, во главе с этим командиром, и в конце оказалось, что мы пропили всю нашу зарплату, получили в августе какие-то копейки.